Никто не забыт, ничто не забыто...

ПОСАДИМ АЛЛЕЮ ПОБЕДЫ ВМЕСТЕ

Скоро Беларусь в очередной раз встретит праздник, который даже по прошествии лет не теряет своей значимости — 9 Мая — великий праздник Победы. Он по-прежнему проникает в самую глубь души, трогает и волнует, а ещё вызывает чувства гордости и благодарности тем немногочисленным оставшимся в живых ветеранам, которых с каждым годом становится всё меньше и меньше.

В преддверии Дня Победы в ОАО «Гродно Азот» будет проведена акция памяти «Посадим аллею Победы вместе!».

В ней примут участие администрация предприятия, представители общественных организаций, профсоюзного комитета, унитарных предприятий, ветераны труда «Азота» и «Химволокно», заводская молодёжь, а также руководство города.

Мы приглашаем к участию всех работников Объединения, которые желают присоединиться к акции.

Дата проведения — 21 апреля 2018 года.

Место общего сбора — троллейбусная остановка напротив старой проходной.

Время — 10:00.


СКВОЗЬ ВРЕМЯ СЛЫШЕН СТОН КОЛОКОЛОВ

В Беларуси отметили скорбную дату — 75-летие со дня трагедии в деревне Хатынь, сожжённой фашистами во время Второй мировой войны. По случаю этого печального события по всей стране прошли акции памяти. Гродненцы тоже не остались в стороне.

22 марта у братской могилы советским воинам и партизанам состоялся митинг-реквием «Сквозь время слышен стон колоколов» при участии городского руководства, трудовых коллективов организаций и учреждений образования Гродно и области.

Администрация, профсоюзный комитет, работники и ветераны труда ОАО «Гродно Азот» также приняли в нём участие, почтив память погибших.

16 ИЮЛЯ РАБОТНИКИ ОАО «ГРОДНО АЗОТ» ОТМЕТИЛИ 73-Ю ГОДОВЩИНУ ОСВОБОЖДЕНИЯ ГРОДНО ОТ НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИХ ЗАХВАТЧИКОВ

Официальные мероприятия начались ещё накануне. В пятницу, 14 июля, на Кургане Славы состоялся митинг, в котором приняли участие руководство, представители профсоюзного комитета и члены ветеранской организации ОАО «Гродно Азот».

С торжественной речью выступил глава администрации Октябрьского района Олег Белинский. Он поблагодарил всех ветеранов Великой Отечественной войны, особенно проживающих и освобождавших Гродно, за великую победу.

— Сегодня наш город — это крупный экономический и культурный центр Беларуси, один из красивейших городов нашей страны и всё это благодаря великому подвигу героев, — подчеркнул Олег Геннадьевич.

С очень мудрыми и трогательными словами выступил полковник в отставке, ветеран войны в Афганистане, председатель координационного совета войны в Афганистане ОАО «Гродно Азот» Александр Лапкович:

— Сегодняшний праздник — это не только дань безмерного уважения тем, кто ценой своей жизни отстоял свободу и независимость нашей Родины. Это ещё один весомый повод осмыслить, в какой обстановке мы живём и что надо делать дальше, чтобы не было повторения той страшной трагедии, которая постигла нас в 40-е годы.

Курган Славы был возведён в память о советских воинах. Его торжественная закладка состоялась в 1968 году. В это место была привезена земля из всех регионов Гродненщины — из братских могил воинов Красной армии, партизан, могил героев Советского Союза, захороненных на территории Гродненской области, с пограничных застав и из сожжённых деревень. В основание Кургана заложена капсула с обращением к потомкам, которую засыпали землёй из солдатских касок. В знак уважения к ветеранам и памяти о событиях военных лет на каждый праздник, посвящённый Великой Отечественной, здесь собирается множество людей. Не остаются без внимания и другие памятные места. Например, братская могила советским воинам и партизанам в городском парке имени Жилибера, где 16 июля по поводу Дня освобождения Гродно также состоялся городской митинг, в котором приняли участие коллективы «Азота» и «Химволокно».

— Сегодня наш город празднует одно из главных событий в истории — 73-ю годовщину освобождения от немецко-фашистских захватчиков, — говорит председатель Гродненского городского Совета депутатов Борис Фёдоров. — Для Гродно этот праздник в первом ряду. Нашей земле не повезло иметь полезные ископаемые, тёплое солнце круглый год над головой, море. Нам повезло, что здесь живут такие трудолюбивые, умные, порядочные люди, которые очень любят свою землю. Гродненщина обильно полита кровью, и сегодня, благодаря подвигу, который совершили воины советской армии, ветераны Великой Отечественной войны, мы можем жить под мирным небом в очень красивом и ухоженном городе. Поздравляю горожан с праздником, желаю всем здоровья и благополучия.

По доброй сложившейся традиции в День освобождения Гродно во время проведения городского митинга поздравляют родителей первого появившегося на свет 16 июля ребёнка. В 2017 году им стал маленький гродненец, родившийся в семье работника ОАО «Гродно Азот», аппаратчика окисления цеха циклогексанон-1 Виталия Цепурко. Малыша назвали Кириллом. Подарки счастливому отцу вручили первый секретарь городской организации ОО «БРСМ» Зоя Урбаш и председатель районной организации ОО «Белая Русь» Василий Михно.

Завершила празднование Дня освобождения Гродно памятная акция, организованная советом ветеранов труда нашего предприятия, которая состоялась 17 июля. Члены ветеранской организации возложили цветы и венки к братской могиле и посетили могилы ветеранов Великой Отечественной войны, которые работали в ОАО «Гродно Азот».

 

АЗОТОВЦЫ ПРИНЯЛИ УЧАСТИЕ В ПРАЗДНИЧНЫХ МЕРОПРИЯТИЯХ В ДЕНЬ НЕЗАВИСИМОСТИ

3 июля Беларусь отметила свой главный государственный праздник — День Независимости.

В Гродно праздничное утро началось с торжественного митинга возле памятника советским воинам и партизанам в городском парке имени Жилибера, а также шествия и парада трудовых коллективов, в которых традиционны приняли участие и работники ОАО «Гродно Азот».

 

ПУСТЬ СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ ЖИВЁТ В НАШИХ СЕРДЦАХ...

«Плачут над могилою берёзы,
Клён грустит поникшей головой.
С листьев падает роса, как слёзы,
Освящая воинов покой...»

22 июня — День всенародной памяти жертв Великой Отечественной войны. Вот уже 76 лет эта дата болью отзывается в сердцах людей, как напоминание о тысячах и тысячах наших соотечественников, погибших в годы всенародного лихолетья.

Чем дальше уходят в прошлое события минувшей войны, тем глубже осознаём величие подвигов людей, спасших мир от гитлеровской чумы.

Каждый год члены нашей ветеранской организации в день начала войны посещают могилы, захоронения павших воинов и возлагают к подножью памятников и обелисков красные гвоздики.

В 9 часов утра в этот июньский день ветераны «Азота» собрались у Кургана Славы. Митинг открыл глава администрации Октябрьского района Олег Белинский. Замерли в минуте молчания, отдавая дань памяти погибшим, участники митинга, а после возложили к Вечному огню цветы и венки.

Памятные мероприятия продолжились в парке Жилибера у мемориала в честь погибших советских воинов. Жители Гродно, а у Вечного огня их собралось несколько сотен, слушали выступления ветеранов войны и песни в память о погибших. После митинга по многолетней традиции ветераны нашего предприятия продолжили автобусную поездку по местам воинских захоронений Гродненского района.

Первая остановка была у Форта № 1. Здесь на возвышенности у железобетонных стен форта установлен памятник погибшим в 1944 году советским воинам. Среди цветущего луга под пение птиц покоятся наши герои. Глядя на эту красоту, невозможно представить, что в те далёкие дни здесь полыхали пожары и вставала дыбом земля. И в том, что это место стало местом поклонения и памяти, большая заслуга работника цеха метанола Виктора Саковича. Он вкратце рассказал нам о событиях тех страшных дней, историю возникновения этого захоронения и как он со своей матерью ходатайствовали перед администрацией города об установлении этого памятника.

У памятника Скорбящей матери Николай Санько прочитал своё стихотворение о судьбе 18-летней девушки Зины Туснолобовой. Окончив курсы медсестёр, она попала на фронт. На своих хрупких плечах вынесла с поля боя более ста раненых. В одном из боёв сама получила серьёзное ранение. В госпитале ей ампутировали руки и ноги. Перенеся такую трагедию, она не потеряла веру в жизнь. Вышла замуж и родила двоих детей. Жила с семьёй в Полоцке, где её именем названа одна из улиц, в её честь открыт музей. Её жизненный подвиг достоин уважения и поклонения. Стихотворение Николая Ивановича вызвало слёзы у всех присутствующих.

В скорбном молчании склонили головы ветераны у памятника погибшим воинам и мирным жителям в городе Сопоцкине. Как капли крови, красные гвоздики легли на мраморные плиты. Приятно было отметить, что кроме наших букетов у памятника было много венков и живых цветов.

Последней остановкой нашего маршрута стал памятник погибшим пограничникам — Камень Памяти. Установлен он в районе Августовского канала. Здесь в первые минуты войны приняли на себя удар врага наши защитники границы.

Такой маршрут, который мы проехали в этот июньский день, очень нужен нам, ветеранам. Ведь у многих из нас родители — участники Великой Отечественной войны. Их уже нет в живых, но, стоя у обелисков, вспоминаешь своих родных и близких, роняешь скупую слезу. Слёзы омывают нашу душу, они — как те монеты, которые оставляешь в местах, куда обязательно вернёшься через год. Светлая чистая память пусть живёт в сердцах наших людей, напоминая о сострадании, милосердии и любви.

 

ДЕНЬ ВСЕНАРОДНОЙ ПАМЯТИ

22 июня, в День всенародной памяти жертв Великой Отечественной войны, в Гродно представители власти, предприятий, организаций и общественных объединений возложили цветы и венки к памятникам воинам, погибшим в годы Великой Отечественной войны.

В торжественных мероприятиях, состоявшихся на Кургане Славы и в парке имени Жилибера, приняли участие представители трудового коллектива ОАО «Гродно Азот».

 

«НА УНИЧТОЖЕНИЕ ЗАСТАВЫ, НАСЧИТЫВАЮЩЕЙ ОКОЛО 40 ЧЕЛОВЕК, НЕМЕЦКОЕ КОМАНДОВАНИЕ ОТВЕЛО НЕ БОЛЕЕ ТРИДЦАТИ МИНУТ. ПОГРАНИЧНИКИ ПРОДЕРЖАЛИСЬ ДЕСЯТЬ ЧАСОВ! ПОГИБЛИ ВСЕ, НО НЕ ОТСТУПИЛИ»...

Ветеран труда «Азота» Виктор Манюта об экскурсии на пограничную заставу имени Ф. П. Кириченко и мужественном подвиге пограничников в 1941 году.

Некоторое время назад вместе с Гродненским городским советом ветеранов мне довелось побывать на заставе имени Ф. П. Кириченко. Ещё со школьной скамьи я знал о подвиге пограничников заставы В. Усова, а вот о героизме воинов Ф. П. Кириченко не слышал ничего. Именно о ней, не уменьшая значения подвига всех застав (на западных рубежах их было 485), я хочу рассказать.

22 июня 1941 года примерно в половине четвёртого утра в ночном небе над 4-й заставой 86-го Августовского пограничного отряда появились фашистские самолёты. О том, что случилось страшное, никто из воинов-пограничников и членов их семей сразу думать не хотел. Многие посчитали: видимо, военные учения. И только когда первые артиллерийские снаряды взорвались на территории заставы, стало ясно, что это война. Командир заставы — старший лейтенант Феодосий Петрович Кириченко — прокричал: «Застава, к бою!», приказал, чтобы жёны и дети военнослужащих спрятались в погребе.

В направлении заставы наступали фашистские солдаты армии «Центр» — самой крупной немецкой группировки, вооружённые автоматическим оружием, при поддержке бронетехники и артиллерии. У пограничников были только пулемёты, винтовки и ручные гранаты. Несмотря на значительно превосходящие силы противника, защитники рубежей Родины, не раздумывая, приняли неравный бой. По команде Феодосия Кириченко они подпустили врага на близкое расстояние и открыли огонь. Не ожидавшие сопротивления фашисты бросились назад. Будучи раненым, Кириченко повёл бойцов в контратаку.

Когда сражение притихло, командир заставы собрал жён и детей пограничников и на телеге отправил в ближайшую деревню Доргунь.

Пять попыток предприняли гитлеровцы, чтобы сломить отчаянное сопротивление наших бойцов. Смогли это сделать только при помощи танков, когда у пограничников закончились патроны и гранаты. На уничтожение заставы, которая насчитывала около 40 человек, немецкое командование отвело не более 30 минут. Пограничники продержались 10 часов! Погибли все, но не отступили. Последним в схватке с противником пал смертью храбрых Феодосий Кириченко.

После войны подвиг пограничников заставы был незаслуженно забыт. Мешало признать заслуги бойцов в зелёных фуражках отсутствие живых свидетелей и то, что даже могилы Кириченко никто не видел. Только спустя многие годы нашлась жена Феодосия Петровича. Она и рассказала о первых часах боя. Удалось разыскать местных жителей, которые указали места, где захоронены герои-пограничники, поведали некоторые подробности.

Указом Президента Республики Беларусь в мае 2003 года 2-й (на момент начала войны 4-й) пограничной заставе 16-го погранотряда присвоено имя лейтенанта Кириченко. Спустя пять лет на месте гибели отряда вырос мемориальный комплекс. Здесь сохранились фундаменты бывших строений. Для посетителей оборудовали макет окопа и командного пункта времён Великой Отечественной войны. Рядом в братской могиле покоятся защитники западных рубежей бывшего СССР.

Нынешние военнослужащие заставы имени лейтенанта Кириченко свято чтут память о погибших. На заставе открыт музей, где собраны некоторые экспонаты времён войны, исторические документы. Восстановлен список бывших военнослужащих 4-й заставы. В казарме — символическая кровать Феодосия Кириченко, во дворе — монумент, возле которого наряд, уходя на дежурство и возвращаясь обратно, минутой молчания отдаёт дань уважения погибшим. Во время утреннего построения и вечерней поверки первым в строю произносится имя Феодосия Петровича. Кстати, имя Кириченко носит и одна из гимназий Гродно. Старшеклассников привозят на заставу, учащихся младших классов здесь принимают в пионеры.

Это была четвёртая застава 86-го Августовского пограничного отряда, которой командовал старший лейтенант Феодосий Кириченко. На месте казарм теперь насыпи, похожие на надгробия, и колокол.

Бой длился десять часов. По словам доктора исторических наук Владимира Верхося, осада началась на рассвете, силы были неравны — пятикратное превосходство противника по численности, несколько отечественных ручных пулемётов против миномётов и авиационных бомб. 22 июня 1941 года здесь, на окраине деревни Доргунь, защищая рубежи, погибли все пограничники. На сегодняшний день установлены имена двадцати из них.

   

 

«И В ПАМЯТИ НАВЕКИ ИМЕНА...»

Представители многочисленного коллектива ОАО «Гродно Азот», филиала «Завод Химволокно» и унитарных предприятий традиционно приняли участие в городских мероприятиях, посвящённых празднованию годовщины Великой Победы.

С самого утра азотовцы собрались, чтобы вместе с представителями других предприятий, организаций и учреждений образования Гродно пройти в торжественной колонне, тем самым принять участие в небезызвестной акции «И в памяти навеки имена».

Работники «Азота» держали в руках не только портреты своих родственников. В шествии памяти обязательно должны были поучаствовать ветераны Великой Отечественной войны, когда-то работавшие на нашем предприятии: их фотографии с гордостью пронесли в колонне сотрудники «Азота» и «Химволокно», представляющие различные общественные организации: п/о ОО «БСЖ», п/о ОО «БРСМ», п/о РОО «Белая Русь» и совет молодых работников.

Далее многочисленная колонна проследовала к Кургану Славы, где состоялся торжественный митинг, посвящённый Дню Победы.

  

 

ПОЗДРАВЛЕНИЕ ВЕТЕРАНОВ

5–6 мая 2017 года администрацией, профсоюзным комитетом и первичными организациями РОО «Белая Русь», ОО «БРСМ» организовано выездное поздравление 25 ветеранов и инвалидов Великой Отечественной войны, узников и тружеников тыла с вручением поздравительных открыток, цветов, продуктовых наборов. Дополнительно со стороны администрации предприятия каждому ветерану перечислено по 150 рублей денежной помощи. Двум ветеранам — Алексею Яковлевичу Латушкину и Семёну Ильичу Кемежуку — предварительно согласовано оказание индивидуальной помощи по линии Красного Креста.

 

«МЫ ПОМНИМ, ВСЕХ ПОМНИМ, ВСЕХ И ПОМЯНЕМ, КАК ПОМИНАЛИ КАЖДЫЙ ГОД... ЭТО СВЯТОЕ!»

«Воспитаны войной» — так говорят о поколении, которое Великая Отечественная застала детьми. Они прочувствовали войну своими детскими сердцами и запомнили... Запомнили по-своему, ведь забыть события военных лет невозможно никогда. В нынешнем году мы задались вопросом: «Какой Великая Отечественная война была в глазах ребёнка?». С просьбой поделиться своими детскими воспоминаниями мы обратились к ветерану-азотчику Василию Чичагову. Когда началась война Василию Николаевичу было всего пять лет...

Не так давно в вечерних новостях показали несколько волнующих кадров генеральной репетиции Парада Победы: вынос Знамени Победы под музыку «Священной войны». Написанная в самые первые дни войны, она стала гимном, стала главной песней страны в те самые тяжёлые для неё дни, недели, месяцы, когда враг стоял уже под самой Москвой. Не под «Интернационал» — гимн тех лет, под «Священную войну» люди уходили на фронт. «Вставай, страна огромная!». И страна встала, вся встала. «Идёт война народная — Священная война» — это был не просто величаво-торжественный гимн, гимн-рассказ, гимн-повествование, гимн-слава. Это был гимн-набат, гимн-колокол, который звучит «во дни торжеств и бед народных». А здесь — беда, и песня-колокол, песня-набат обращается к народу: «Вставай на смертный бой». «Священную войну» люди приняли сразу и навсегда и не только за этот призыв, но и за твёрдое и категоричное предсказание победы: «Гнилой фашистской нечести загоним пулю в лоб, отребью человечества сколотим крепкий гроб». Этим предсказанием она перекинула мост к тому Знамени Победы, которое взвилось над рейхстагом в мае 45-го. Тогда и был поставлен завершающий аккорд в «Священной войне», и Знамя Победы само выбрало себе торжественное сопровождение. Всё было предопределено в июне 41-го.

Потрясающая по силе эмоционального воздействия на человека «Священная война» на долгие годы осталась в подкорке каждого, кто пережил Великую Отечественную, тесно переплетясь там, в мозгу, с памятью об ушедших и невернувшихся; с памятью о лишениях и страданиях оставшихся в тылу; с памятью о бомбёжках, пожарах и постоянном голоде; с памятью о надежде на возвращение с победой тех, чьи письма с фронта зачитывались до дыр, а ныне стали семейными реликвиями и экспонатами музеев; с памятью о безжалостных похоронках и, конечно же, с памятью о последнем дне войны — необыкновенно солнечным и незабываемо радостным. Каждый раз, когда я слышу величаво-торжественную поступь «Священной войны», слеза невольно выдаёт волнение, а память — хочешь ты или нет — воспроизводит пережитое. Не всё — самое запомнившееся. И память эта у каждого из нас своя, своя и у меня.

ПЕРВЫЙ ДЕНЬ

Воскресенья 22 июня мы с братом Юрой (он был младше меня почти на два года) ждали с нетерпением. Ещё бы — мама ведёт нас в цирк смотреть львов, фокусников и каких-то воздушных гимнастов и обязательно купит нам в антракте мороженное. С утра и я, и Юра стали докучать маме вопросами о цирке и бесконечными: «А мы не опоздаем?». А потом вдруг по радио объявили о важном правительственном сообщении, и мама с бабушкой как-то сразу стали серьёзными. Они сразу заговорили вполголоса, чтобы мы с братом не слышали, о папе, который был в плавании, и о том, что их пароход могут потопить. А почему «потопить» — нам не объяснили. В цирк мы всё же пошли. И даже надели наши нарядные белые летние костюмчики. Как обычно, цирк был полон. Да и вообще, всё было пока как обычно. Кроме одного: перед тем, как объявить антракт, конферансье попросил всех военнообязанных явиться в военкоматы по месту прописки... После антракта зал наполовину опустел. Так для меня очень наглядно началась война: сразу и очень много.

В УБЕЖИЩЕ!

Вскоре город стали бомбить и сразу появились зенитки, прожектора, бомбоубежища. И уже мы в садике авторитетно рассуждали о зенитках и прожекторах, которые мы сами видели и трогали руками, рассказывали о бомбоубежищах, число которых в городе росло с каждым днём. А бомбёжки, особенно в первые два года, были очень частыми и преимущественно по ночам. Но мы, как и все, как-то «приспособились» (хотя это абсурдно звучит). Радио никогда не выключалось — это закон. И если среди ночи раздавался вой сирены, и радио объявляло (не меньше трёх раз, после чего включался метроном): «Граждане, воздушная тревога!», мы с братом быстро поднимались, надевали ботиночки или валенки, тёплые пальто (спали почти полностью одетые, чтобы не терять времени) и быстро с бабушкой уходили в бомбоубежище.

Бабушка брала свой учительский портфель (она говорила «мой портфельчик»), где были заранее собраны самые необходимые и важные документы — карточки (их потеря обрекала людей на голод), паспорта, свидетельства о рождении, несколько оставшихся серебряных ложек, деньги и другие необходимые для жизни бумаги. И ещё бабушка брала узел с пледом и кое-какими тёплыми вещами и немного еды — много тогда просто не было. А вот мама, проводив нас, отправлялась на чердак дома дежурить, т. е. ловить (если они попадали в дом) «зажигалки». «Зажигалку» нужно было успеть поймать, пока она не разгорелась, специальными щипцами, а схватив, бросить в бочку с водой. Бочки были возле каждого дома и всегда заполненные. Об окончании воздушной тревоги мы тоже узнавали по вою сирены и по радио, которое было в бомбоубежищах. Хорошо, если одна тревога, а ведь было и по две, а то и больше. Было ли страшно? Было! И даже очень! Особенно первое время. Спускаешься-то под землю, пусть и неглубоко, но под землю, да и сверху насыпано с метр земли. Страшно, потому что снаружи что-то стреляло, рвалось и грохотало. Страшно было за маму, которой не было с нами... Атмосфера в бомбоубежищах была доброжелательная, ведь здесь собирались практически одни и те же. Из близлежащих домов. Тихая беседа взрослых успокаивала, и мы, бывало, засыпали. Надо ли говорить, что все бомбёжки обсуждались в садике. Высказывали всё — и что было, и чего не было — любили пофантазировать.

ШОК

Говорили не только о налётах, бомбах, зенитках. Часто вспоминали о том, что было тогда, до войны. И даже планы строили на потом. Я как-то похвастал: «Я на «эмке» (довоенная легковушка) катался! Вместе с Шамилем — нашим соседом. Классная машина. У Шамиля папа шофёр и нас немного покатал. Он добрый и обещал нас ещё покатать, когда вернётся с войны». Мы с Шамилем были уверены, что отец вернётся и что мы вволю накатаемся... Беда пришла уже после войны, в июле 45-го. Тёплый солнечный день, тихо и спокойно. И вдруг какой-то нечеловеческий вой из соседнего дома, где жил Шамиль с мамой и сестрой. Кругом даже всё притихло, только этот дикий вой тёти Розы. Было страшно, ведь совсем недавно, 9 мая, все мы вместе радовались, смеялись, обнимались, а взрослые даже танцевали... И вдруг! Ведь война-то закончилась, не стреляют, не бомбят...

АРТИСТЫ

Вскоре после начала войны в город эшелонами стали привозить раненых. Их было много, а больниц и госпиталей мало. Выход нашли: почти все недавно построенные школы отдали раненым. Нашлось дело и для детсадовской малышни. Нас стали готовить к выступлениям в госпиталях. Оказалось, что мы и певцы, и танцоры, и чтецы. Вот только музыкантов не было. Выступать в госпитале перед бойцами считалось большой честью. Мы старались не подвести ни себя, ни воспитателей. Концерты проходили либо в бывшем зале школы, где было пианино, либо в коридорах. Приходили все, кто мог передвигаться. Не знаю, какими уж мы были артистами, но принимали нас отменно, аплодировали много и долго. Некоторые украдкой смахивали невольную слезу, но мы это видели и ещё больше старались. Теперь, по прошествии многих лет, ясно, почему были эти скупые мужские слёзы. Ведь у многих из наших слушателей дома остались такие же мальцы, а некоторые из раненых и вообще ничего не знали (да и знать не могли), где, как и что с их детками. Иногда, очень редко, были и у нас проколы — сказывалось волнение. Но и пауза или заминка принимались залом тепло и великодушно. Вот так мы, мальчишки и девчонки, не умеющие ещё ни читать, ни писать, старались помочь взрослым и хоть маленькую, даже совсем малюсенькую, но внести свою лепту в общее дело. Понимали ли мы это? Не думаю, что понимали. Просто, как и все, делали то, что надо было делать и что мы могли делать.

САМОКАТ

Удивить нас, мальчишек, в войну было не просто. Но иногда такое случалось. Как-то шёл я по тротуару и вдруг услышал характерный и хорошо знакомый всем мальчишкам звук приближающегося самодельного самоката на подшипниках — мечта любого мальчишки, независимо от того семь лет ему или тринадцать. Каково же было мое удивление, когда я, отступив к краю тротуара и оглянувшись, увидел здорового дядьку в поношенной военной форме и такой же поношенной фуражке. Он сидел на какой-то тележке, подобрав под себя ноги (так мне сначала показалось), и с силой, ритмично отталкиваясь короткими палками, быстро прокатил мимо меня и остановился у крыльца магазина. Я опешил от увиденного: ног у этого богатыря не было выше колен. И тележка его — просто кусок широкой доски, прикрытый сверху чем-то мягким и дерматином, а снизу — две палки (слова «ось» я тогда не знал) с насаженными на них подшипниками. Остатки ног стягивал прикрепленный к доске ремешок — это позволяло, отжавшись на руках, преодолевать небольшие препятствия и даже подниматься по невысоким ступенькам. Свидетелем такого подъёма я и оказался — инвалид ехал в магазин, и за плечами у него был видавший виды мешок (сидор — В. Ч). А у меня было двойное чувство — восхищение и сочувствие, но восхищения было больше. И разве можно сравнивать нынешние коляски с той доской на подшипниках, с тем «инвалидным самокатом»!

СУХАРИ

Самая сильная память пережитых военных лет — тяжёлая память о голоде. Постоянное желание чего-нибудь поесть, ну хоть чего-нибудь! Дома всё, что можно было обменять на хлеб, крупу, муку или картошку, было обменяно в первые два года, когда карточные нормы шли вниз. Это был не тот блокадный голод, о котором мне, студенту Ленинградской «техноложки», рассказывала моя ленинградская бабушка Евгения Фёдоровна Прибыткова (Женюля, как мы её звали), пережившая блокаду, но это был голод.

И всё же, ну хоть иногда, могут быть чудеса? Могут! И бывают, правда, очень редко. О таком чуде по-порядку.

Мой папа Николай Васильевич Чичагов, потомственный моряк, всю войну проплавал на сухогрузах, которые систематически курсировали между Англией и северными портами Союза — Мурманском и Архангельском. В Англии караван судов загружался американской военной техникой и продуктами (тушёнка, яичный порошок, маргарин, жиры и т. д) и следовал в Союз — «ленд-лиз». Часть судов из каравана немцам удавалось потопить (помните В. Пикуля «Караван PQ-17»? Так это и о моём отце и его товарищах). Другая часть (иногда и меньшая) достигала порта разгрузки. Разгружались — и обратно. И так все долгие годы войны. Когда папин «Диксон» приходил в Архангельск, папа день-другой был с нами, и мы с Юрой знали, что каждый раз он привозил что-нибудь вкусненькое, что-нибудь из еды. Так было и в этот раз. Был поздний вечер, мы уже почти спали. Но, услышав знакомый голос, быстро поднялись. Папа открыл два не очень больших чемодана. В среднем были сухари, много чёрных сухарей, а в чемодане поменьше — шоколад (папа сказал: «Такой дают английским летчикам»), галеты, тушёнка и несколько банок каких-то пикулей (что это такое я и сейчас толком не знаю) — сказочное богатство. Увидев всё это, мы с Юрой, не сговариваясь, набросились на сухари. И хотя папа упорно предлагал нам шоколад и печенье, мы с упоением грызли сухари, и они были для нас вкуснее. Взрослые стояли рядом и молча смотрели на наше пиршество, а папа почему-то плакал и не отнимал платок от глаз. Для нас это был настоящий праздник: хлеб, и его много, и его можно есть, сколько хочешь! И что может быть лучше этого? Да ни-че-го... А папа продолжал вытирать слезы — значит не зря он долгие месяцы, что был в плавании, половину своей хлебной нормы переводил в сухари. Когда я был постарше, он рассказывал, что так поступала почти вся команда судна, ведь у всех дома оставались семьи, дети, и все знали, что дома каждый кусок хлеба на вес золота. Вот так папа устроил нам праздник с сухарями. И это никак не может забыться.

В этом году, как и много лет назад, 9 мая «Священная война» прозвучит не один раз, не оставив равнодушным никого из переживших войну. Это не легкий день, тяжёлый. Даже для таких, как я. Он тяжёл не памятью о трудностях и лишениях, с которыми мы прожили те годы. Тяжёл он безмерно благодарной памятью о тех, кто не вернулся и кого уже нет с нами. Памятью о тех победителях, которых ты знал, с которыми ты жил бок о бок долгие годы, которые тебя учили и были твоими наставниками по жизни, по работе, и ты их уважал, ценил и даже преклонялся перед ними. Это ведь их праздник, а их почти и не осталось... Мы помним, всех помним, всех и помянем, как поминали каждый год... ЭТО СВЯТОЕ!

 

ЧЛЕНЫ ПЕРВИЧКИ «БСЖ» НАВЕСТИЛИ ВЕТЕРАНА ВОЙНЫ

Всегда очень приятно посещать людей, которые вас искренне ждут. Так всегда ждёт и рада общению ветеран Великой Отечественной войны Лариса Алексеевна Герасимёнок. Мы, в свою очередь, очень гордимся тем, что в централизованном отделе технического контроля ОАО «Гродно Азот» работала такая женщина, ведь Лариса Алексеевна поражает своей жизнерадостностью и обаянием!

В годы войны Лариса Алексеевна, как медработник, была призвана медсестрой в ряды Советской армии в 1944 году, имеет награду «За победу над Германией». В то страшное время она не только переносила и бинтовала раненых, но и занималась погрузкой авиационных бомб. А самый главный её подвиг — она была рядом с мужем-бомбардировщиком, всегда ждала его возращения. К сожалению, наград мужа она не сохранила и рассказывать про войну не любит, по всей видимости, хочет забыть эти жуткие годы. Зато с удовольствием интересуется бывшими коллегами, их судьбой и жизнью их детей.

Работая в ЦОТК, она выполняла одну из самых ответственных работ в отделе — работу препаратора (готовила и проверяла всевозможные растворы для лабораторий производства капролактама). В свое время Лариса Алексеевна участвовала в самодеятельности: пела в народном хоре «Росница».


«ПОМНИТ СЕРДЦЕ, НЕ ЗАБУДЕТ НИКОГДА»

Всё дальше вглубь уходят события Великой Отечественной войны. Время заровняло окопы, колосятся хлеба на полях былых сражений, заново отстроены разрушенные фашистами города и сёла. Следы войны исчезают с лица земли, но эхо её до сих пор не затихает в людских душах. События тех памятных лет не должны исчезнуть из нашей памяти. «Помнит сердце, не забудет никогда» — под таким названием 4 мая прошёл в ОАО «Гродно Азот» праздничный вечер, посвящённый празднованию 72-й годовщины Великой Победы.

В рамках концертной программы азотовцы смогли услышать своих любимых исполнителей, в том числе Геннадия Яколцевича из цеха КИПиА, Андрея Клунейко (цех карбамид-4), директора ООО «АзотТамилаСервис» Людмилу Булычёву, бывшего работника службы безопасности ОАО «Гродно Азот» Александра Лапковича, а также народный хор «Росница».

Благодаря таланту артистов и ведущих вечера, каждый, кто пришёл в зал, смог ощутить торжественную и трогательную атмосферу этого огромного для нас праздника — праздника со слезами на глазах.

 

«И В ПАМЯТИ НАВЕКИ ИМЕНА...»

«Если память о герое той Войны до сих пор жива. Если огонь той Войны до сих пор в ваших сердцах. Если вы хотите сохранить воспоминания о ваших отцах, дедах, прадедах. Если ваша мама, бабушка или прабабушка спасала раненого бойца с поля боя. Если ваш родственник был узником концлагеря, партизаном или трудился в тылу. Примите участие в акции «И в памяти навеки имена...»

Общественное объединение «Белорусский республиканский союз молодёжи» приглашает прийти 9 мая 2017 года на митинг, посвящённый 72-й годовщине Великой Победы, и принять участие в шествии с портретами своих героев Великой Отечественной войны.

Сохраним их имена навеки в нашей памяти!

 

«ПРОЧТЁМ СТИХИ О ВОЙНЕ ВМЕСТЕ»

С 4 по 14 апреля 2017 года в ОАО «Гродно Азот» информационно-редакционный отдел совместно с советом ветеранов предприятия и РОО «Белая Русь» проводит акцию «Прочтём стихи о войне вместе», посвящённую 9 Мая.

Наверх